12:34 

lukshik
Автор: Lu.
Фэндом: Bleach
Пары/Персонажи: Рукия/Хичиго
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, ОМП
Размер: Мини
Дисклеймер: персонажи Кубо.

Глава 1. Я возвращаюсь.
В общем, обычный дождливый день. Как десятки до этого. Просто лужи под ногами, разбитые кроссовки и наушники, гремящие какой-то странной песенкой, что не слышал раньше. Рваные джинсы, серый капюшон и, кажется, пару купюр в кармане. Окурок, догорающий между пальцами, пепел, остающийся на асфальте, короткая затяжка и немного дыма в небо, чтобы не казалось таким серым. В общем-то, обычная моя прогулка. Только одеться надо было потеплее, скоро осень, ветер холодный. Сразу скажу, я не из тех, кто заморачивается над понятиями любовь, будущее, смерть и еще другие непонятные вещи, которые никак не касаются моей жизни. Что бояться смерти, уж простите, но все умрут. Любовь, хм, чистая физика, никакой химии. Ведь, куда деваются их хваленые чувства после десяти лет брака, когда начинаются измены, ссоры и прочая рутина семейной жизни? Есть друзья, но их немного. Лучше доверять кому-то, чем просто строить некие мосты обоюдно выгодных отношений. А еще я умею убивать, впрочем, у меня это лучше всего выходит. Только, пуля в лоб меня никогда не устраивала, предпочитаю видеть в глазах жертв не страх, а боль. То самое чувство, от которого кровь стынет, напоминает мне, что еще, вроде как живой. Мне уже двадцать три, ни семьи, ни постоянного дома. Лишь наваждение, что преследует меня. Спросите, почему не догоню, не заставлю прекратить меня мучить? Хм, я мазохист в этом плане. Нравится врываться в ее квартиру по ночам, получать от нее оплеухи, выслушивать все, что она думает обо мне, и всегда знать, что ждет. Каждый день, прожитый мной, она ждет меня. Единственная, кто держит над пропастью, цепко ухватив за рукав ветровки. Жаль, ткань истрепалась и, кажется, начинает рваться. Вы можете подумать, что она моя девушка, но это не так. Ни сестра, даже не дальняя родственница. Просто та, что любила моего брата. Она до сих пор приходит на могилу, оставляя белые лилии ему и его жене. А я стою в сторонке, выкуриваю пару сигарет и делаю выстрел в дерево. Она осуждающе на меня смотрит, но мне плевать. Что еще делать на кладбище живым, как не убивать, если плакать я не умею?

У меня есть босс, нормальный мужик, только порой заносчив и скучен. Так сказать, со своими тараканами в голове. Всегда поражался его способности играть этакого простачка в очках. Нацепит черную оправу на нос и смотрит своим добрым взглядом. Тошнит, но что поделаешь. Лишь пожимаю плечами, получаю конверт с именем и адресом. Больше ничего не надо, просто убить. Моя работа, не более. Раньше думал, что я маньяк. Ну, честно, мне же нравилось убивать. Жаль, что в прошедшем времени. Сейчас это стало рутинным делом. Скучно и всегда одинаково. Просьба о пощаде, обещание огромных денег и удивление, когда раздается выстрел. Подумывал об уходе, но чем я займусь? Закончил я только школу, учиться не собираюсь. Безвыходная ситуация. Хотя, всегда есть местечко на дне реки.

Наконец-то дошел, звоню долго, аж самому мерзко. Слышу ее шаги, поворот ключа, и дверь открывается. А она за месяц изменилась как-то. Волосы еще короче отрезала. Да и взгляд стал взрослее, а вот черты лица смягчились. Мешковатое платье до колен. А цвет, ха, глаза брата. Не оригинально, до сих пор любит. Брови сошлись на переносице, снова злиться. Уже морально готовлюсь к тумакам и пощечинам. А пахнет от нее домом. Единственная, к кому возвращаюсь, кто просто напоминает.

- Есть хочу, - заявляю с порога, прохожу внутрь.

А она громко хлопает дверью, но не пытается меня остановить или ударить. Просто опускается на холодный пол и прячет лицо. Странно все это. Опускаюсь рядом с ней, даже не пытаясь расспросить. Сжимаю ее руку до боли, чтобы почувствовала, что рядом, пока никуда не денусь, просто рядом.

- Ты не звонил.

- Я никогда не звоню.

Зачем? Кто-то может вычислить, что она есть. Поэтому, в телефоне всего несколько номеров и ни одного сообщения.

- Тебя не было месяц, - с укором говорит она, так и не смотря на меня.

- Не было и дольше. Что случилось?

Она молча поднимается, улыбается и идет на кухню. Что-то явно изменилось, что-то произошло. Но пока мне рановато знать об этом, раз молчит. Горячий кофе и бутерброд. Она бросает на меня мимолетные взгляды, изредка улыбаясь. Ставит стул рядом, как в детстве.

- Зачем отрезала?- пропуская сквозь пальцы ее черные волосы.

- Тебе не нравится?

- У Мияко были длинные, - говорю, чтобы сделать больнее. Мы привыкли мучить друг друга своими же воспоминаниями. Опускает взгляд, перехватывая мою руку.

- Ты надолго?

- Кажется, да. Но, кто знает? – усмехаюсь, беру ее за подбородок, заставляя смотреть мне в глаза. – Так что случилось?

- Я... В общем, - она кладет мою руку на свой живот. – Я беременна.

Усмехнуться у меня не получается, да и вообще, приходит какое-то облегчение, когда не нахожу на ее пальце обручального кольца. В квартире нет мужских вещей, кроме моих. На кухне лишь одна чашка на виду и еще вот эта, из которой пил я. Но она старая, еще со школы, когда мы строили планы на будущее.

- И кто отец? – простой вопрос, никаких поздравлений и объятий.

А она молчит, пряча от меня свое лицо. Вот это уже интересней. Неужели, мой какой-нибудь давний враг? Руки тут же стали холодные, а тело содрогнулось. Только сейчас замечаю тонкие шрамы на запястьях. Уже белые, почти не видны на бледной коже.

- Я просто возвращалась домой, - шепчет она, упираясь головой в мое плечо.

А слезы у нее горячие. Наверное, проявляю слабость, но прижимаю к себе, потому что никак иначе нельзя. А если решила оставить ребенка, значит так и будет. Только вот мой отпуск отменяется, надо найти того, кто посмел прикоснуться к ней.

А дальше я сморозил какую-то глупость, она улыбнулась, ударила меня. Отвела меня в мою комнату, закрыла шторы, что всегда были открыты, когда меня не было.

- Спокойной ночи, Хичиго. И еще, с возвращением домой.

- Знаешь, мне не хочется спать.

Усаживаю ее рядом с собой на кровать, включаю какую-то комедию и накрываю нас одеялом. Через десять минут обнаруживаю, что будущая мама спит, отлично устроившись на моей груди.

- Спокойной ночи, Рукия, – шепчу я, целуя ее в макушку. – Завтра мы с тобой поговорим.

Выключаю телевизор, кидаю пульт на тумбочку. Пистолет уже лежит под подушкой. Странная привычка, но отделаться никак не могу. Закрываю глаза, и впервые за месяц расслаблюсь. Может и правда, я дома?

[L]lukshik.beon.ru/[/L]

@темы: Хичиго/Рукия, Хичиго, Кучики Рукия, FanFiction

URL
Комментарии
2012-09-15 в 12:36 

lukshik
Глава 2. Традиции.
Я проснулся, с досадой обнаружив, что Рукии уже не было рядом. По дому витал запах кофе и, кажется, сгоревшей яичницы. Поднявшись с кровати, я направился в ванную. Холодный душ всегда приводит меня в порядок, дает новые силы. Схватив с вешалки махровый халат, который ещё вчера там не висел, я пошел на кухню. Рукия читала какую-то книжку, при этом вгрызаясь в несчастный огурец. На столе стоял мой завтрак.

- О чем чтиво? – спросил я, присаживаясь и заглядывая в книгу.

- Решила, что ничего не знаю о детях, - проговорила она.

- Тебе идет моя толстовка.

Она улыбнулась, вдыхая ее аромат. Странная привычка, когда я возвращался, то постоянно лишался чего-то из своего гардероба. Допив кофе и поставив чашку, я встал рядом с брюнеткой.

- Ты мне расскажешь?

- Не сейчас.

Простой ответ, и так же просто уходит, оставляя меня одного. Не хочет говорить, значит, придется выяснять все самому. Из соседней комнаты слышится шум, а затем и крик девушки. Медленно иду туда, зная, что будет отчитывать.

- Ты издеваешься? Когда успел?! – кричит фурия, смотря на коробки посреди комнаты.

- Ночью привезли, ты уже спала.

Усаживаюсь на диван и включаю телевизор. Хм, даже не помню, когда в последний раз смотрел его. Все некогда, работа. Она садится рядом, опуская руки. Видимо, понимает, что спорить бесполезно.

- Значит, ты надолго, - шепчет Рукия, смотря на меня.

- Значит да, - киваю я, пытаясь вспомнить, откуда у меня столько барахла. – Вечером уберу в комнату.

- Хорошо, - слишком спокойно говорит, аж, мурашки по коже. – Давай на кладбище сходим.

Выключаю телевизор и закрываю глаза, откидывая голову назад. Процедура, которую не люблю. Потому что вроде больно, вроде как. А она хочет, отказаться нельзя. Киваю головой, чувствую ее холодные пальцы, сжимающие мою ладонь, и слышу тихое спасибо. Уходит, не оборачиваясь. Единственная, кто спешит туда в этот день, но кого там совершенно не ждут.

Брат. Странно, что Рукия полюбила его и простила так много. Хотя, во всем виноват я, наверное. Дети, что вечно спорят и взрослый парень, вечно защищающий девчонку. Вот и влюбилась. А я не замечал сначала, потом просто не обращал внимание. Задирал, ругал, обзывал, лишь бы не поняла, что брат ее не любит. А он, как старший, всегда успокаивал и помогал малышке, не замечая, что делает еще хуже. Затем он уехал и вернулся уже с женой. Хорошенький подарок на День Рождения Рукии. Тогда, фиалковые глаза потухли, превращаясь в черные угольки. Помню, мы тогда сбежали вдвоем. Напились до беспамятства и проснулись на крыше раздетыми. Ее первый раз, который мы так и не смогли вспомнить. Как же она нервничала и краснела, одеваясь и пряча лицо. Именно тогда, наверное, Рукия стала для меня самым дорогим человеком. Единственным, к кому возвращаюсь до сих пор. Кайен, именно так звали моего старшего брата, погиб вместе со своей женой в аварии. Банальная история, не справился с управлением. Хм. А Рукия так и не разлюбила его даже после стольких лет.

- Я готова!

Смотрю на Рукию и ухмыляюсь. Моя толстовка почти до колен ей доходит, черные зауженные джинсы и кепка на голове. Хм, ну и какая из нее взрослая женщина, ждущая ребенка?

- А я нет, - отвечаю и подхожу к ней. Снимаю кепку и заставляю смотреть мне в глаза. – Не замерзнешь?

- Нет, - качает Рукия головой. – Нам еще в цветочный надо будет забежать.

Разворачиваюсь и иду в свою комнату. Постель уже заправлена, а под подушкой виднеется пистолет. Ну и кто так научил ее прятать оружие? Пихаю его рукой подальше, чтобы видно не было. Достаю из коробки еще одни кеды и одежду. Всегда предпочитал серый, поэтому и перекрасился в пепельный. Цвет сигаретного дыма. Джинсы и толстовка, еще одна. Главное, чтобы Рукия не оставила себе. Запихиваю в карман раскладной нож, доставшийся мне от брата и еще один пистолет, чтобы по традиции выстрелить в дерево.

Сегодня небо пасмурное, совсем холодно и как-то безнадежно. Рукия идет рядом, сжимая белые цветы. Она пытается сдержаться. Чтобы не начать напевать песню, доносящуюся из наушника, который наглым образом отобрала у меня. А мне неудобно так идти, наклонив голову, но приходиться. На кладбище пусто и сыро. Плита, где выбиты несколько символов и все. Рукия кладет цветы, снова проводя рукой по иероглифам. Словно, что-то могло в них измениться. Я лишь киваю в пустоту и отхожу назад. Сейчас она начнет рассказывать обо всем, что произошло за этот месяц, но меня это не касается. Поэтому стою и курю, выстрел в дерево и полчаса ожидания.
Спросите, почему не люблю здесь бывать? Сам не знаю, но мои походы сюда ведь не вернут брата. Тогда, где смысл? Ведь, небо большое, а значит, он и так все знает, но сделать ничего не может.

Мы наконец-то уходим, оставляя мертвых в покое. Рукия молчит, о чем-то думая. Я просто иду рядом, держа ее за руку. Еще одна традиция. Останавливаемся только в каком-то парке, присаживаемся на скамейку и смотрим на пруд.

- Мы с тобой как старики, - улыбнулась наконец-то Рукия.

- Лет через сорок опять сюда придем, наверное.

- Я надеюсь, - улыбается она, кладя голову на мое плечо. – А я с работы ушла.

- Я тебе говорил, что могу обеспечить нас двоих. Ну, теперь уже троих.

Она молчит, обдумывая что-то. А затем, сжимает мою ладонь крепко так, боясь отпустить. Не смотрю на нее, знаю, что отпугну. Решилась.

- Я возвращалась домой после вечерней смены в кафе. Не видела его лица, да и не чувствовала почти ничего. Он нанес удар по голове, так что... кажется, я задела его тем ножом, что ты дал мне. По щеке, наверное. Он тогда дернулся, резко вдавив меня в стену. Когда я очнулась, то была одна. Кое-как добралась до дома и не выходила неделю.

- В полицию не обращалась?

- Нет. Все равно ничего не помню. Хичиго, он забрал тот нож с собой.

Интересно, она понимает, что сдерживает меня сейчас, не дает разбить морду тому зеваке или разгромить этот парк? Да и рука так и тянется к пистолету, но вместо этого беру сигарету и закуриваю. С нее хватит потрясений и насилия. А я потом отыграюсь, отдохну, когда раздавлю этого подонка. Я обязательно его найду.

URL
2012-09-15 в 12:38 

lukshik
Глава 3. Что-то большее.
Уже неделя потрачена в пустую. Никто ничего не знает, только Рукия смотрит на меня осуждающе. Понятно, обещал о ней заботиться, а сам пропадаю на весь день. Но все бросить никак не могу, поэтому и позвонил своим настоящим друзьям. Тем, кому могу доверять. Поверьте, их не много.

Вот и сейчас возвращаюсь ни с чем. Хотя, заскочил в магазин и прикупил еды. Хоть как-то должен же помогать. Мобильный зазвенел, я даже сначала не понял, что это мой. Только Рукия могла поставить эту дебильную песню. И когда только успела?

- Привет, - отвечаю, пытаясь одновременно расплатиться.

- Тебя где носит?!

Ого, даже продавец подпрыгнул. Вот это крики. Смотрю на часы, отмечая, что и, правда, поздно. Волновалась, небось.

- Скоро буду.

- У тебя тут вообще-то беременная одна дома! А если что-то случится?!

- Я уже иду. И, вообще-то, обещал, что больше ничего не случится.

Убираю телефон и смотрю на улыбающегося продавца.

- Что? – спросил я, кидая мелочь.

- Жена, - указывает он на телефон. – Вот, беременные любят сладости.

Паренек кидает в мой пакет какую-то конфету. Киваю ему в ответ и ухожу. Странно, а я и не задумывался, что ребенок-то без отца будет. Бедный малыш, Рукия его просто замучает своей опекой. Ну, зато у него будет дядя Хичиго, который покажет ему все прелести этого мира. А если девчонка, что тогда? На стриптиз не сводишь, водить не научишь и разводить девушек на секс тоже. Хм, придется тогда ее охранять от таких же, как я. Да уж, весело будет.

Открываю дверь, тут же морщась от света. На улице почти не было фонарей, так что глаза быстро привыкли к темноте. А тут Рукия стоит, злая и чуть ли не шипит на меня, как кошка. И правда волновалась, глупенькая.

- Привет, жена, - ухмыляюсь я, целуя ее в щеку, пока она не пришла в себя, после моих слов. – А ты знаешь, что беременным волноваться противопоказано?

- Идиот, - насупилась Рукия, все же пропуская меня в дом. – Ужин на плите.

Хм, если ее почаще называть женой, то она смиреннее станет, наверное. Снимаю кеды и иду на кухню, пытаясь угадать по запаху, что меня ждет на ужин. Карри, неплохо. Странно, но она почти ничего не ела.

- Аппетит пропал?

- Нет, просто не хочу, - садясь напротив меня, отвечает Рукия.

А она красивая. Даже сейчас, когда на ней эта нелепая пижама с кроликами. Ох, надо ее отвезти в магазин, а то я свихнусь когда-нибудь от этих ушастых монстров. Волосы растрепаны немного, а в глазах усталость. Никогда не понимал брата. Рукия всегда меня больше привлекала, чем Мияко. Да, пусть она выглядит, как подросток, но чего стоят эти глаза, когда в них настоящая страсть.

- Что случилось? – спрашиваю я, следя за ней.

- Не смотри на меня! - прячась за салфеткой, кричит Рукия, что меня немного удивляет.

- Почему?

- Я имею в виду так. Я тебе не мышка, а ты не удав.

Она покраснела. А вот это уже интересней. Явно что-то произошло, раз Рукия так реагирует на мой взгляд. А может, просто напридумывала себе какой-нибудь ерунды, вроде того, что она потолстела. Ха, у нее живота даже не видно.

- Эй, подойди сюда.

Она кивает и придвигается ближе, только как-то слишком осторожно. Кладу руку на ее плоский животик и легонько глажу. Затем, заставляю присесть мне на колени.

- Поверь, ты самая красивая девушка, которую я когда-либо видел.

- Врешь, - бубнит она, облокачиваясь на мою грудь.

- Вру, - заявляю я, уворачиваясь от ее меткого кулачка.

Впервые она улыбнулась без этой грусти в глазах. Вот она, та самая Рукия, что била меня после школы, и спасала от учителей. Затем она зевнула, напоминая, что уже поздно и пора спать.

- Можно я с тобой? – спросила Рукия, потягиваясь.

- Ну, если храпеть не будешь.

- Идиот! – снова затрещина.

- Я в душ, скоро приду.

Она скрывается за дверью моей комнаты, а я убираю со стола и пытаюсь привести мысли в порядок. Чувство тревоги никак не покидает меня. Понимаю, что если не найду того подонка, то просто не смогу спокойно жить. Интересно, как он будет корчиться, когда нож пройдется по его глотке? В этот раз никаких пуль, никакой легкой смерти. Иду в душ, снова ледяная вода, аж мурашки по коже. И кровь стекает с руки. Не стоило так сильно бить по кафелю, костяшки пальцев хрустнули, а по белой поверхности поползли коричневые трещины. Тонкие такие, как капилляры в глазах, что лопаются от давления. Обещаю, это ублюдок будет смотреть на меня кровью. Полотенцем вытираю волосы, пытаясь найти аптечку. Бинт немного сползает с руки, но вроде держится. Оставляю на полу мокрые следы, направляясь в спальню. Рукия уже спит, снова забрав все мое одеяло. По телевизору какая-то ерунда идет. В поисках пульта случайно дотрагиваюсь до пяток девушки. Она дергается и улыбается.

- До сих пор боишься щекоток, - усмехаюсь я, ложась рядом.

От нее пахнет цветами. Не знаю какими, но точно синего цвета. Иначе быть не может. Стягиваю с ее волос заколку, любуясь контрастом белого и черного. Бледная кожа немного порозовела. Наверное, Рукия чувствует, что я смотрю на нее. Морщиться немного, когда пытаюсь отнять одеяло. Приходиться бросить попытки и лечь ближе. Что-то шепчу на ушко, когда руки сжимаются плотным кольцом вокруг талии девушки. Улыбаюсь, целуя ее в щеку. Ни сестра, ни подруга, что-то намного большее.

URL
2012-09-15 в 12:38 

lukshik
Глава 4. Тайны.
Кажется, я теперь понимаю, что совершил ошибку. Ровно месяц назад я вернулся в город, в котором вырос. Знаете, чем я занимаюсь? Сижу на лавке в пустом парке и докуриваю последнюю сигарету. Кажется. У меня появилось такое понятие, как душа. И там сейчас мерзко. Пистолет лежит рядом, еще горячий. Я снова убил, но по-другому нельзя было. Я нашел его, точнее, он нас. Все это время следил, наблюдал и придумывал, что с нами сделать. Вы спросите, о ком я? Тот ублюдок, что изнасиловал Рукию. Оказалось, мы просто играем.


Неделю назад.


Я лишь усмехался, наблюдая за ней. Ну, кто так рано покупает наряды для беременных, если живота не видно?! А ей все равно, она лишь прибегает в мою комнату для демонстрации очередного платья. Хм, я не разбираюсь в женских шмотках, но ее это не волнует. Ладно, можно и это потерпеть, только бы улыбалась.

- Хичиго, ты будешь смотреть?! – руки в бока.

- У меня есть выбор? – с надеждой в голосе спросил я, но по взгляду Рукии понял, что нет. – А не рано для таких нарядов?

- Нет, конечно. Хм, а когда кроватку пойдем выбирать? – она садится рядом, заставляя меня прикрыть глаза на мгновения.

Интересно, она понимает, что так нельзя касаться мужчины, у которого секса не было примерно месяц? Нет, скорее всего, раз положила свое колено между моих ног. Ну и как это называется?!
Знаете, теперь мы появляемся везде вместе. Многие считают, что мы начали встречаться, но Рукия словно этого не замечает. А мне просто плевать. Только, я стал всерьез задумываться над кое-чем, но вряд ли ей это понравится.

- Где ты опять летаешь? – пробурчала Рукия, вплотную приблизившись к моему лицу.

- Ты помнишь, - мой голос хрипел. – Ты помнишь, ту ночь на крыше?

А она смутилась, снова покраснела. Отвела взгляд, чтобы не казаться такой маленькой. Неужели, она так ни с кем и не встречалась? Хотя, зная ее упрямство, все может быть. Вбила себе в голову, что любит Кайена, и все тут.

- Мы были пьяны.

Снова эта отговорка. Кажется, что только я там был пьян, а Рукия как раз все помнит. Хотя, что мешает все вспомнить мне? Прижимаю девушку к себе, заставляя покрыться ее бледную кожу мурашками. Касаюсь губами шеи, оставляя красноватые следы. Она прижимается ко мне сильнее, прикрывая глаза, издавая стон. Буквально сдираю это нелепое платье с рюшами с ее плеч, стараясь не пропустить ни сантиметра ее тела. Она дышит тяжело, словно задыхаясь. Моя рука скользнула к ее груди, слегка нажав большим пальцем на сосок, отчего она застонала. Невольно улыбнулся, за что сразу получил по макушке. Рукия еще умудряется сердиться в такой момент.

- Ты еще в сознании, - усмехнулся я, целуя ее в губы, пока моя рука прокладывала путь под ее юбку.

Черт, она сносила мою голову, когда отвечала на все ласки. Чувствую, как напряжено тело, а ресницы подрагивают, скрывая от меня глаза. Так не честно, хочу видеть их, поэтому резко останавливаюсь и отстраняюсь.

- Посмотри на меня, слышишь, - шепчу ей, одновременно разглядывая ее обнаженное тело. Вся ее одежда где-то на полу уже.

Рукия наконец-то на меня смотрит, тут же краснея еще сильнее. При этом умудряясь прикрыться. Ну, уж нет, я так долго воевал с этими рюшами и пуговицами, так что приз мой.

- Не смей, - хватаю за запястья и опрокидываю на спину.

Теперь я нависаю над ней, но, в отличие от меня, Рукия не позаботилась даже о моей футболке, что там говорить о джинсах. По ее взгляду понимаю, она сожалеет о своей оплошности. Высвобождает свои руки и стягивает с меня ненужные тряпки. Так-то лучше. А вот дальше она меня удивила, когда скользнула языком по моей груди.

- Дразнишь?

Кивок с ее стороны и хитрая улыбка. А я как дурак улыбаюсь ей, целую в уголок губ, пытаюсь быть нежным. Только ей все равно больно, когда вхожу в нее.

- Потерпи, - шепчу, перебирая черные пряди.

Чувствую облегчение, когда Рукия наконец-то подается вперед, до боли стискивая мои волосы на затылке. Кажется, я ее немного напугал, когда зарычал. Она даже попыталась отстраниться, но я не дал. Слишком сильно желал, чтобы вот так отпустить. Покрываю поцелуями бледную кожу, что-то шепчу. Но не всякую ерунду, а, кажется, порядок сборки и разборки пистолета. Рукия шепчет мое имя, заставляет смотреть в свои глаза. Вот она, всепоглощающая страсть. Кажется, оставляю на ее теле пару синяков, ее же ногти давно отпечатались на моей спине. Когда все заканчивается, Рукия дышит прерывисто, пытаясь укутаться в одеяло.

- Замерзла что ли? – усмехаюсь я, целуя ее в висок.

- Я... я, мне надо в душ! – кричит Рукия, вскакивая с кровати и убегая из комнаты.

Ну и что это было? Иду в ванную, но дверь закрыта. Сажусь на холодные пол и слышу, как она сдерживает рыдания. Что-то в этой ситуации банальное, не находите? Но обычно со мной такое происходило, когда я девушек бросал сразу после секса. Но мне тогда было плевать, если честно, просто спешил собственную ванную освободить. А сейчас, что не так?

- Эй, Рукия, открой дверь. Что ведешь себя, как маленькая?

- Я соврала тебе.

- И в чем?

Раздались шорохи, затем скрипнул замок, и на пороге показалась Рукия, укутанная в полотенце. Она присаживается рядом со мной, виновато смотря.

- Я помню тот раз на крыше. Я вообще не пила.

- Тогда почему позволила? Я тебя что, силой взял?

- Нет, конечно. Просто, я сама этого хотела.

И я впервые не знал, что сказать, поэтому просто решил действовать. Поднял с пола и потащил в свою спальню. Уложил на кровать, накрыв одеялом, а сам улегся рядом.

- Спи, давай, извращенка. Попросила бы, я и так с тобой переспал. Ты же мне всегда нравилась, глупышка.

Она что-то пыталась возразить, даже попыталась встать, но я ей не дал. Обнял и прижал к себе, заставляя замолчать и дать мне выспаться. А ночью, проснувшись от того, что Рукия забрала все одеяло, я сказал одну глупость.

- Я люблю тебя, - прошептал я, прикрывая глаза.

И вы спросите, с каких пор я стал сентиментален? Понятия не имею. Наверное, все когда-то достигают этого момента. Ну и пусть нас ждет разочарования, ссоры и еще тому подобное. Можно потерпеть, пока она рядом.

URL
2012-09-15 в 12:38 

lukshik
Глава 5. Ошибки.
Неделя, глупые семь дней, которые уже не вернуть. Не подумайте, я не жалуюсь. Просто, есть такие моменты в жизни, которые хочется повторить. Вы спросите, почему пистолет, а как же нож? Просто времени не было, да и не сдержался. Странно все это, но я жалею, что убил его. Оказалось, выхода нет. Как там говориться? Надежда умирает последней! Что ж, моя подохла при первом крике, при первой капле крови на кафеле. А что было дальше? Хм, кажется смерть.


Шесть дней назад.



Проснулся я, как ни странно на полу. Причем, один глаз я открыл, когда как раз летел навстречу своему ковру. Рукия наглым образом завладела не только моим одеялом, но и кроватью. Вот она, благодарность за отличную ночь. Сказав ей все, что думаю, благо, она не слышала, так как продолжала спать, я поплелся в душ. Махнул отражению в зеркале, удивляясь своей помятой физиономии. Зубная паста, напоминающая по вкусу банан. И где Рукия этой детской дряни набралась? Нагишом величественно прошествовал на кухню. Потом минут десять пытался найти кофе, которое, как оказалось позже, закончилось еще вчера. Так же величественно покинул и эту комнату, только прихватил с собой чашку с чаем. Крепкий, без сахара. А Рукия продолжала нежиться в моей кровати. Совершенно не замечая отсутствия самого главного, то есть меня.

- Эй, доброе утро, я есть хочу, - убрав черный прядки с заспанного личика, проговорил я.
-Так приготовь, - пробормотала она, отворачиваясь.

- Э, детка, ты не перепутала реплики? Это должен был я сказать. Рукия, вставай.

Ноль эмоций. Дернул ее слегка за плечо, в ответ лишь мычание невнятное. Пришлось прибегнуть к самому эффективному. Сдернул с нее одеяло и лег рядом, покрывая шею поцелуями.

- Хичиго, - прохрипела она, запрокидывая голову назад.

- Так-то лучше. Но я и, правда, голодный, - прикусывая ее мочку уха, усмехнулся я.

- Ладно. Только ты ведешь себя, как мой муж, - все же поднимаясь, сказала она.

- Ну а как иначе? – усмехнулся я.

Рукия опять покраснела. Ну что за реакция на меня? Или все же, поняла, к чему я клоню. Поднимаюсь вслед за ней, накидывая на ее плечи то самое платье, что, кажется, все же разорвал вчера.

- Хичиго, я...

- Ты все правильно поняла, - отвечаю я, выходя из комнаты, не забыв прихватить свои вещи.

Сейчас мне надо подумать. Поэтому, быстро одевшись, я покидаю дом, с криком, что минут через пятнадцать вернусь, и чтобы завтрак ждал меня на столе. Я никогда не думал, что любовь такая зараза. Она поражает даже мозг, о сердце я молчу. Только вот, не мог я так быстро влюбиться? Наверное, просто устал прятаться. Вечно ее «Кайен», вечно грусть в глазах, когда брат рядом, даже после его смерти. А я... я просто ревновал, растворяясь в этом чувстве. Уходил куда-нибудь, лишь бы не видеть и не слышать.

Сегодня опять пасмурно. Где, я спрашиваю, солнце? Оно же должно быть на этом небе. Сморю наверх, а внизу кто-то трется. Опускаю голову и вижу бездомного кота. Почему бездомного? Да потому, что такого худого и страшного надо еще поискать. И не трется он об меня, скорее пытается пройти. Нагло так, между моих ног. Видимо, остальной дороги ему мало. Да уж, у этого кошака такой вид, будто он готов убить за кусок еды. Вон, когти как растопырил. Сейчас мне в ногу и всадит. Беру за шкирку и подношу к лицу. А он пищит, аж, уши закладывает.

- Ну что, пойдем, покажем тебя будущей мамочке? – спрашиваю я у животного и жду ответа.

Все, эта любовь меня совсем довела. Может, выкинуть ее куда подальше? Хотя, как? Если верить всем этим писателям, то это просто невозможно. Вот тебе и ответ на все вопросы. Продолжаем мучиться и дальше. Иду домой, отведя руку немного подальше, чтобы кот не поцарапал. Зачем взял с собой, понятия не имею. Забегаю по пути в магазин, одариваю продавца таким же взглядом, как он табличку «С животными нельзя», преспокойно иду по рядам, пытаясь найти кофе. Наконец-то, найдя заветную банку, приходиться еще вспомнить о моем писклявом животном, которое тоже хочет есть. Поэтому на кассе оплачиваю не только кофе, но и кошачью еду. Смотрю на время, понимая, что полчаса уже как должен быть дома.

- Ну что, проходи, - кидаю я кота в прихожую, а сам закрываю дверь. Тот взвизгивает и кидается на кухню.

Рукия выходит из комнаты. Уже полностью одетая, что меня огорчило. По глазам вижу, хочет поговорить.

- За кофе ходил, - говорю я, проходя вслед за котом.

И знаете что, сегодня на один труп станет больше. Этот кошак ест мой завтрак! Кажется, переборщил, когда кинулся в него банкой кофе. На кухню тут же прибежала Рукия, ошарашено смотря на меня и моего обидчика.

- Это кто?

- Труп, - заявил я, протягиваю руку к ножу.

- Хичиго, хватит. Как его зовут?

- Это кот, у него нет имени, - буркнул я, когда Рукия убрала нож подальше от меня.

- Его надо вымыть, - произнесла она, пытаясь рассмотреть получше животное.

- И я тебе охотно в этом помогу. Свершиться моя месть.

А я и не знал, что коты так умеют спасать собственный шкуры. Как он вырывался, когда я включил воду и прыснул в него шампуня. А Рукия все стучала в дверь ванны, пытаясь войти. Ну, уж нет, это будет только моя месть.

- Надо тебя еще к ветеринару сводить, - открывая дверь, сказал я крысенышу. Больше это подобие кота я никак не мог назвать.

Вечером, когда Рукия наконец-то наигралась с котом, имени которому мы так и не дали, я все же решился. Как бы это и странно не звучало. Но есть такие моменты в жизни, что даже я начинаю сомневаться. Пути к отступлению всегда тяжело сжигать, но выхода нет. Зачем все время оглядываться назад, когда есть возможность смотреть только вперед? Да и вообще, любовь, это, наверное, когда теряешь свое сердце, а остальное не важно.

- Рукия.

- Что?

- Да оторвись ты от этого плешивого! Я хотел сказать, что мы взрослые уже.

- А я и не заметила, - корчит она рожицу, наконец-то усаживаясь рядом со мной.

Ну и как там это делается? У меня явно мыслей по этому поводу нет. Если встану на одно колено, у нее будет шок. Вряд ли это полезно ребенку. И вот, тишина. Рукия ждет, когда я что-нибудь скажу, а я жду, когда что-нибудь смогу произнести.

- Хичиго, я хотела тебе сказать, что если это из-за того, что я беременна, то, - она опускает голову. – То мне это не нужно, понимаешь?

- Дура, - все, что я произнес перед тем, как поцеловал ее. – Мы будем вместе.

Звонок в дверь заставляет вздрогнуть. Смотрю на Рукию, а она отрицательно качает головой. Значит, никого не ждала. Беру пистолет и иду в прихожую. Хорошо, что света нет. Не заметят моей тени. Смотрю в глазок, но никого нет. Лишь конверт на крыльце. Возвращаюсь к Рукии, пряча конверт. Нечего ее нервировать анонимками.

- Может, сделаешь мне кофе?

- Конечно, - неуверенно отвечает она, уходя.

Открываю конверт, а там глянцевое фото. Черный фон, свет падает лишь на середину, где заснят нож. Тот самый, что я подарил Рукии. А в углу приписка: «Поиграем, Хичиго». В этот момент входит Рукия, улыбаясь. А я смотрю и не понимаю, почему она со мной. Ведь, наверняка, тот ублюдок ей что-то сказал. Неужели, смогла простить мне даже это?! Я виноват, только я.

- Рукия, почему ты тогда была со мной на крыше? Почему сейчас со мной? – слишком жестко сказано даже для нее. Но мне нужно знать ответы.

Она подходит и садится рядом. Берет мою руку, пытается посмотреть на фото, но я не даю, пряча за спину. Ее пальцы тонкие и холодные, как всегда.

- Почему ты не ненавидишь меня?! – срываюсь, хватаю ее за плечи, больно сжимая их.

- Потому что люблю.

Все до безумия просто, что дышать тяжело становиться. Любит, а как же Кайен? Или, это я придумал? Не было никогда влюбленности в моего старшего брата, лишь я с ревностью. Разжимаю пальцы, смотрю на нее, и понимаю, что слишком многое упустил и потерял.

- Одно дело, Рукия. Всего одно, и я буду с вами, - прижимаю к себе, чтобы не видеть ее слезы.

URL
2012-09-15 в 12:39 

lukshik
Глава 6. Ответ.
Помню, как вернулся домой. Дверь нараспашку, тихо так, света нет. Посмотрел наверх, лампочки разбиты. И не было времени искать нож, поэтому пальцы сжали холодный металл. Пистолет всегда был немного тяжеловат. Это чтобы чувствовать его лучше. В отдаче есть свои прелести, знаешь, что точно выстрелил. Заглядываю на кухню, но там никого. Лишь кровь яркими каплями на полу. Луна, наверное, залюбовалась ими, раз так ярко светит на них. Прохожу в комнату, но и там пусто. Окна кто-то раскрыл настежь. Теперь холодный ветер чувствует себя хозяином. Иду дальше, прислушиваясь к малейшим шорохам. Везде нет ни души, осталась только моя спальня. И он там, я уверен. Осталось сделать лишь шаг, чтобы сойти с ума.


***



Пять дней назад.



Фото я спрятал, точнее, я его просто уничтожил. Пытался поговорить с Рукией, но она молчала, не желая общаться на эту тему. Пришлось обратиться к боссу. Тот, как всегда, жутко улыбнулся, но сказал, что найдет его. Сегодня мы пошли в детский магазин. Это было ужасно. Столько розового, рюшек и плюша я еще не видел. Хорошо, что кроватку купили. Решили, что детская будет в комнате Рукии.

- Все готово, - буркнул я, смотря на свое творение. Оказалось, собрать кроватку не так уж и легко.

- Ты молодец, - улыбнулась она, стоя в дверном проеме.

- Заходи, не стесняйся, - усмехнулся я.

Опять эта нерешительность в глазах. Сомневается до сих пор. Только в чем? Я рядом, не брошу, не уйду. Из-за чего тогда переживать? А Рукия не верит, садиться на пол и смотрит на колыбельную. Пальцы нерешительно тянуться к ней, а затем делают первый толчок, чтобы та начала раскачиваться.

- Что с тобой?

- Я, просто... Что было в том конверте? – смотрит на меня, а мне даже деваться некуда.

- Просто фото.

- Врешь, - прошептала она. – Но, он знал тебя.

- Кто? - подхожу к Рукии, останавливая колыбельную и сжимая ее руку.

- Тот парень. Он сказал, что это просто месть, ничего личного.

- Он назвал свое имя?

- Нет. Просто, он вернется. Понимаешь, ему нужен был ты, не я.

Вы ощущали то чувство, когда мир рушиться вокруг вас, а вам плевать? У меня такое возникло, после ее слов. Если бы я берег свою шкуру, то не стал бы тем, кто есть. Мне все равно, что будет со мной. Никогда не задумывался над этим. Есть я, нет меня, ничего не изменится. Поэтому это делает меня сильнее. Нет страха смерти, а значит, и убивать тоже совсем просто. И неужели Рукия решила, что я испугаюсь? Нет, это только меня раздразнило. Теперь я обязательно встречу его. И, возможно, никто живым не вернется после этого.

- Послушай меня, он больше к тебе не прикоснется, поверь.

Целую ее, чтобы не смотрела мне в глаза. Испугается ведь. Стягиваю с нее одежду, вдыхая аромат тела. Она только моя, разве не говорил? Кажется, на лице оскал. Тот самый, с которым убиваю. Я сейчас взбешен, но незачем показывать это Рукии. А она мне доверяет, целует в ответ, прижимается ближе.

- Я тебе верю, - шепчет она, зажмурив глаза.

Понимает и не хочет видеть меня таким. Целую ее, убирая непослушные волосы с лица. Затем все ниже и ниже. Кожа у нее такая горячая. Сейчас мы не смотрим друг на друга, глаза закрыты. Остаются лишь чувства. Слышу ее приглушенные стоны. Пытаюсь сорвать их с ее губ, но не успеваю. Рукия стягивает с меня футболку, проводит ногтями по спине, оставляя красные следы. Провожу пальцами по ее бедрам, еле касаясь. Удовлетворенно рычу, когда на ее коже появляются мурашки. Она сильнее прижимается ко мне. Двигаюсь в ней медленно, чтобы помучить. Но сил сдерживаться не хватает. А Рукия, как заклинание, шепчет мое имя. Кажется, мы могли простить друг другу все, потому что доверили свои жизни друг другу.


А вечером мне позвонили. Они нашли его. Я долго смотрел на его фото, пытаясь понять, кто он и откуда знает. Что ж, ответы нашлись довольно быстро.

URL
2012-09-15 в 12:40 

lukshik
Глава 7. Попытка.
Встаю с многострадальной лавочки и иду домой. Ноги не слушаются, заплетаются. Понимаю, я боюсь. С неба падает не только дождь, но и желтые листья. Вот она и наступила. Только, теперь под ногами еще и красные всполохи огня. А может и крови. Ведь та тоже, когда засыхает становиться коричневой. Но делаю новый шаг, потому что надо. Пистолет в кармане толстовки.


***



Четыре дня назад.


Теперь я его знал. Осталось найти. Никогда не думал, что так может быть, точнее, что у людей бывает такое терпение. Сколько же лет он вот так ходил и копил ко мне ненависть? Хм, я так не умею, предпочитаю сразу убить обидчика. А этот только и ждал моего возвращения. И может, когда бы я устал, я дал ему убить себя, но теперь... Зря он тронул Рукию.

- Хичиго, ты чего делаешь? – спросила она, подходя ближе.

- Да так, работу ищу, - улыбнулся я, выключая комп.

- Ну-ну, - протянула Рукия, уходя из комнаты.

Не поверила, что ж, никогда не считал ее дурой. Снова достаю тот конверт, что передал мне мой шеф. Хм, Рукия не должна его увидеть, так что... Достаю зажигалку и уничтожаю его. Так будет лучше. Сразу заметаю следы.

Иду на кухню. Рукия готовит салат, только вот, пальцы все изрезаны. Волнуется. Подхожу ближе и обнимаю за талию.

- Я же обещал, что будем вместе, - касаясь губами ее ушка, шепчу.

- Не надо. Может, просто уедем? – убираю из ее руки нож.

- Ты же знаешь, я не смогу успокоиться, - целую каждый порез на ее пальцах. – Я же сказал, всего одно дело.

Не смотрит на меня, прячет взгляд. Пытается уберечь, только это уже лишнее. Я не привык быть в долгу, отплачивая сполна. Поэтому потерпи немного. Ухожу, потому что есть дела. Надо найти его. Зашел в его старую квартиру, но никого. Пустая и заброшенная. Хм, сколько же воспоминаний. Первая затяжка, секс, спиртное, наркотики. И все здесь. В этой самой комнате. Да уж, друг, я забыл об этом. Теперь придется бродить по улицам, расспрашивая людей. Хорошо, что деньги взял. Такая информация не бывает бесплатной.



Три дня назад.


Она нашла. Теперь вот смотрит на меня, не верит, что это был он. А я не знаю, что сказать. Руки у нее дрожат, подхожу и обнимаю. Рукия плачет, дрожит и шепчет, что он не мог так поступить. А я молчу, потому что в кармане лежит еще одно послание. Официальное приглашение на бойню. Он, как всегда, не оригинален. Заброшенная стройка, как банально.


Два дня назад.

А давайте я Вам расскажу, кто этот парень. Мой лучший друг еще со школы. Обычный парень, старался ни чем не выделяться. Только вот я постоянно втягивал его в неприятности. Вот оно – пагубное влияние хулиганов! Хочется смеяться, только не сейчас. Когда-то мы поклялись, что будем всегда вместе, но он исчез. А я никогда не держался за такие непрочные нити, предпочитая отпускать. Рукия меня долго отчитывала по этому поводу, но зачем кого-то искать, если он не хочет? Парень захотел свободы, что же в этом ужасного? И, ему даже повезло, у него не было никого, за кого стоило держаться, а у меня была она. Мое слабое место, одна из сильнейших сторон моего сердца. Он пропал, а мне захотелось играть по-настоящему. Во взрослые игры, где ставки просты. Всего лишь жизнь, не более.

- Почему он может, а я нет?!

- Потому что у тебя есть я.

Но я не послушал Рукию, ушел. Но всегда возвращался, потому что она была у меня, оставить не мог. Я эгоист, скажете Вы. Ха, а кто им не является? Все мы эгоистичны, только каждый по-своему. Я не мог без нее жить, а она без меня. Наверное, это судьба.


Один день назад.

Я пришел на стройку, где была назначена встреча. Рукия волноваться будет, ведь уже одиннадцать. Опять мне устроит лекцию о времени. Тут кстати, так тихо, что это меня настораживает. Достаю пистолет, насвистывая какую-то песенку. Никогда не отвлекайся на работе и не верь тому, кто это делает. Заметил движение справа, ушел за колонну, делая выстрел. Прямо в цель. Только это не он. Решил поиграть. Что ж, мне сейчас не до этого. И вообще, он меня недооценил, что немного обидно. Как он мог нанять этих дилетантов, чтобы убить великого меня?! Они даже тихо передвигаться не могут, вон как топочут. Кто-то выругался совсем близко.

- Простите, - мило улыбнулся я, выходя из своего укрытия. – Это я обронил.

Передо мной распластался парень, который поскользнулся на банке из-под пива в темноте. Прямое попадание в голову. Хорошо, что насквозь. Собираю свои гильзы и кладу в карман. Тут еще где-то трое бегают, слышал же.

- Он там, - совсем близко.

- Нашел, - оскалился я.

Какие же они еще дети, раз так беспечны. Выстрел в темноту, попадание. Кажется, на этот раз плечо. Но ничего, добью. А вот и второй счастливчик. Трясется и прячется. Ну и кто за кем должен был охотиться?

- Поймал, - улыбаюсь я, хватая его за плечо и стреляя в сердце.- Ну, кто следующий?!

Крикнул, и на меня что-то упало с потолка. Ненадежное здание, уже обваливается. Иду, специально шаркая ногами, потому что бегать и искать мне надоело. А вот и смельчак, раз стреляет в меня. Уклоняюсь и бегу к нему навстречу. Надо похвалить за отвагу.

- Звали? – усмехаюсь я.

У меня тут подарочек, их двое. Один уже ранен, другой сейчас умрет. Мне вдруг захотелось покрасоваться, поэтому выбиваю из его рук пистолет ногой, а затем наношу удар. Выстрел и конец спектакля. Хотя, остался этот, подбитый и скулящий.

- Знаете, вы опрометчиво поступили, позвав меня вечером. В темноте мне проще двигаться. И как мне тебя убить? Может, будут предложения?

-Он у тебя дома, ублюдок, - проговорил парень, когда я нажал курок.

Смотрю на часы и понимаю, что потраченный час это слишком много для этих слабаков. Если он у меня дома, то эта еще одна ошибка. Я не прощаю, никогда не прощаю.


***


Я открываю дверь в спальню. Рукия на полу, без сознания. А он стоит над ней, словно победитель. Идиот, ему никогда не сломить ее, даже мне это не под силу. Он не изменился, все та же прическа, только в глазах жестокость.

- Значит, выжил, - усмехается он, смотря на меня.

- Даже царапин не оставили, - отвечаю я, пытаясь с расстояния осмотреть тело Рукии. На губах и руке кровь. Но ничего важного не задето. – И зачем ты это сделал? Ведь, знал, что не прощу.

- А ты так и не понял? Хотя куда тебе до нас, жалких людишек!

- Причем здесь Рукия?

- Я тогда был на крыше. Вы просто меня не заметили. Ты был пьян, а она шептала, что любит тебя.

- Причем здесь это?

- А я ее тоже любил, понимаешь. Твои вечные «мы друзья», ты лгал.

- Отойди от нее, - мне не надо целиться, чтобы попасть. Только нажать на курок и все.

- Чтобы ты убил меня? Ха, а как тебе такой расклад? – он поднимает Рукию и прижимает к себе. – Готов отдать свою жизнь ради нее?

Тихо тут слишком, так что когда мой пистолет падает, это на мгновение оглушает. А он улыбается, смотрит на меня, празднуя победу. Только мне плевать, все мое внимание приковано к Рукии. Понимаю, что зря пошел у него на поводу, он убьет и меня и ее. Только иначе нельзя.

- Смотрите, кто очнулся, - проговорил он, смотря на Рукию.

Та попыталась дернуться, но он не позволил. А вот теперь можно и поиграть. Прикладываю пальцы к губам, чтобы она успокоилась и не кричала.

- Оказывается, наш друг в тебя влюблен. Не покажешь, как я тебя учил вести с назойливыми ухажерами.

Теперь главное, чтобы ей сил хватило. Только постарайся, Рукия, прошу. А она мне улыбается, закрывает глаза ненадолго, а затем резко бьет его локтем в грудную клетку. Звук выстрела. И кто первый? Я или он? Понятия не имею, только вижу кровь на собственной ладони. В грудь что-то врезается, что-то маленькое и теплое.

- Хватит меня так сжимать, раздавишь, - бубнит Рукия, хотя сама прижимается ко мне. Это ее кровь на моих руках. – Тебе надо уходить.

- Что?

- Прошу, уходи, скоро приедет полиция.

Отстраняюсь от нее и вижу тело бывшего друга. Пуля попала в лоб, он даже глаза не успел закрыть. А Рукия выталкивает меня из комнаты, а я не могу просто так уйти. Сжимаю ее в объятиях и целую.

- Приходи через два часа, - шепчет она.

- Хорошо.


***



Два часа на лавочке в парке. Иду домой, вокруг полицейские машины. Рядом со мной поравнялся незнакомый парень с каким-то пойлом в руках. Придвинулся ближе и вылил на меня немного.

- От шефа привет, - говорит он, наваливаясь на мое плечо.

Вот оно, мое алиби. Пьяное и дурно пахнущее. Смотрю, неподалеку от дома скорая помощь. Врач обрабатывает рану Рукии. Та плачет и трясется. Ко мне подбегают полицейские, но мой «пьяный друг» заваливает на них, подминая и меня.


***



Знаете, чем я занимаюсь сейчас? Самым жутким делом в жизни, самым сложным и изнурительным. Жду, когда врач скажет, что все хорошо. Ведь, не каждый день Рукия рожает. Кажется, я слегка переборщил, раз медсестры шарахаются от меня. Но ничего, подумаешь, пообещал каждого прирезать, если с женой что-то случиться. Ну, вот врач идет ко мне, пожимает руку и говорит, что все хорошо. У нас девочка.

- Вот я попал, - проговорил я, усаживаясь на лавку.

- О чем вы? Девочка – это же прекрасно. У меня у самого двое.

- А кто женихов будет отгонять? – пробубнил я. Врач промолчал, видимо столкнулся с такой же проблемой. – Хотя, сделаю я ей братика, - усмехаюсь и иду по коридору.


Надо выпить кофе, купить цветов и найти дом побольше. Все же, сыну тоже нужна будет комната. И надо бы не забыть сообщить об этом Рукии. Хотя, куда теперь от меня денется. Я ведь ее люблю.

Это была моя попытка стать счастливым. Я справился, а остальное меня не волнует.

URL
2012-09-15 в 13:05 

lukshik
URL
     

shelest

главная